— Сергей, правда, что вы можете стать одноклубником Гусина в Химках?
— Рад, что есть такой интерес. Но в Химках я точно не окажусь.

— То есть осенью мы таки можем ждать вас на поле в составе Рубина в ЛЧ?
— Сейчас есть разговор о том, что мы можем разорвать контракт по обоюдному согласию.

— С чем это связано?
— Моя семья в Киеве. Я хочу быть ближе к жене, сыну...- Но, повторюсь, это было на уровне разговоров. Никто пока никаких действий не предпринимал. Но если в прошлом сезоне я чувствовал, что нужен Рубину...

— ...то сейчас ваше ощущение "нужности" Рубину изменилось?
— Конечно. Но в первую очередь мне тяжело там одному. Когда я играл, помогал команде, я чувствовал, что могу это перетерпеть. Сейчас сидеть на замене только из-за зарплаты у меня желания нет. Мне уже не 20. Я вижу, как жена и сын скучают по мне. А у Димы сейчас тот возраст (в октябре ему исполнится 10 лет. — Авт.), когда отец особенно нужен рядом. Несколько разговоров по телефону в день этого не заменят. Мне тяжело переживать, когда ты видишь, что в команде нужен не так, как в семье.

— А как же участие Рубина в Лиге чемпионов? Вас это не прельщает?

— Я в ЛЧ достаточно много поиграл. Да, попробовать там выступить с новым клубом было бы интересно...- Но опять же, если я не играю, сидеть на скамейке и ждать матчей Лиги...-

— С тренером Рубина был разговор на эту тему?
— Вот соберемся 21 июня, после отпуска, и будем решать.

— Где вы все же на данный момент больше видите себя осенью — в Казани или в Киеве?
— Я могу свое будущее видеть в разных ракурсах, говорить, что хотел бы работать в киевском Динамо, или попробовать себя где-то в Англии (у Реброва дом в Лондоне. — Авт.), но если не будет никаких предложений, то это будут пустые слова...-

— А если изменится ситуация в плане вашего игрового времени в Рубине?
— Сейчас речь идет не о том, сколько времени я провожу на поле. Мне тяжело переживать, что семья далеко от меня. Думаю, за эти полтора года я многое сделал для Рубина. Решение вопроса во многом зависит от меня самого, не думаю, что руководство Рубина будет против. А чтобы мне пообещали больше игрового времени из-за того, что я сказал об этом руководству или кому бы то ни было... Это было бы просто смешно.

— На днях вы сказали, что Рубин — ваша последняя команда.

— Я не говорил такого. В свое время я сказал, что мечтал закончить карьеру в Динамо, но сложилось много обстоятельств, из-за которых этого не произошло. Сейчас я точно так же сказал и о Рубине. И что в Динамо как футболист я не вернусь. Такие громкие высказывания будоражат прессу. Но я их не делал.

— Сейчас вы в Киеве. Вам бы хотелось продолжить здесь свою карьеру?

— Почему бы нет? Семья моя здесь. Сейчас я вообще еду в турне с Зиданом по Канаде, он меня пригласил. Это будет три матча в Монреале, Торонто и Ванкувере. Сына взял с собой. Отдохну немножко. А после этого турнира решу, что со мной будет дальше.

— То есть принимать решение о завершении карьеры в 35 вы не намерены?
— Не собираюсь. У меня достаточно сил. Считаю, для футболиста-профессионала век в футболе отмерян его желанием, мастерством, травмами, которые он получил на протяжении карьеры. К счастью, травм этих у меня не было. Пока с желанием тоже все нормально. Если кому-то понадоблюсь, с удовольствием поиграю.

— Но главным для вас при этом будет фактор близости семьи?

— Конечно.

— Ваш сын занимается в Динамо. Он такой же заядлый футболист, как и вы в детстве?
— Сейчас совсем другое время. Дима свободное время больше проводит у компьютера. Но я ему это не запрещаю.

— Что мешает вам перевезти семью в Казань?
— Там нет аналога британской школы, в которой сын учится в Киеве. Думаю, по ее окончании он продолжит образование в Лондоне.

— А если футбольные гены возобладают над учебой?
— И что? Он не может дальше тренироваться в Лондоне?